О нас

Новости

Критика проекта
   Архитектура
   Экология
   Экономика
   Общество

Исчезающий Петербург

Без ответа

Мнения
   За
   Против
   Сказано
   Пресса

Экспертиза

ВНИМАНИЕ, КОНКУРС!

Наши акции

Галерея

Творчество
   Фольклор
   Картинки
   Аудио
   Видео

Форум

ЖЖ сообщество



04.12.09(17:00)
Владимир Рекшан: "Выходите на улицу, отстаивайте свое мнение"
Владимир Рекшан: "Выходите на улицу, отстаивайте свое мнение"

   В Петербурге недавно появился новый символ — синяя ленточка, которая символизирует борьбу за сохранение небесной линии города. Продолжая серию интервью с музыкантами по поводу "Охта центра", ЗАКС.Ру решил побеседовать с одним из участников этой акции, лидером группы "Санкт-Петербург", писателем Владимиром Рекшаном, который высказал свой взгляд на проблему строительства небоскреба в Петербурге и объяснил, что делать, чтобы к мнению горожан чаще прислушивались.
   
   — Недавно вы стали участником акции "Синяя ленточка" за сохранение уникальной небесной линии Петербурга, а также одним из организаторов выставки "Ниен-шанс", которая рассказывает об обнаружении уникальных археологических объектов, в частности крепости Ниеншанц, на месте предполагаемого строительства башни "Охта центра" и необходимости их музеефицировать. На ваш взгляд, подобные акции могут привлечь внимание общественности к проблеме сохранения Петербурга?
   — Конечно, могут, тем более если будут массовыми. Синяя ленточка — это попытка сделать символ борьбы узнаваемым. Митинг за сохранение Петербурга, который прошел 10 октября, привлек 3-4 тысячи человек, и уже начались реакции наверху. Но любая власть на народ плевать хотела, а он должен напоминать о себе всевозможными демократическими способами: выйти на митинг, пойти на демонстрацию или прикрепить синюю ленточку на грудь.
   
   — На митинге протеста вы исполнили песню против небоскреба. Планируете ли еще какие-нибудь песни на эту тему?
   — Дело в том, что некоторым артистам надо умерить пыл. Артист должен не самолюбованием заниматься, а исполнять, сочинять актуальное, необходимое данному моменту. С моей точки зрения, песня должна быть простая и узнаваемая. Когда мы идем копать огород, берем лопату, а не воздушные шарики. Поэтому на митинге должны исполняться песни с емкими текстами, которые моментально запоминаются. Я постарался это сделать, и пока этого было достаточно.
   
   — Возможно, вы видели последние сюжеты на Первом канале, которые критикуют строительство небоскреба, кроме того, как известно, и Минкультуры, и Росохранкультура выступила против высотности башни, и в довершение всего на съезде "Единой России" глава высшего совета партии Борис Грызлов высказался категорически против небоскреба и даже предложил перенести его на другое место. На ваш взгляд, это повлияет на строительство башни?
   — Естественно, повлияет, я не думал, что это произойдет так быстро. Мне казалось, что, кроме таких очевидных вещей, как нелепость и безобразность самого проекта, за всей кампанией за — против скрыты еще тонкие политические или пиар-ходы. У нас в стране кризис — слегка ослабнет власть и слегка окрепнет народ, и мне казалось, что этот конфликт будет еще накаляться, а уже ближе к очередным выборам в Петербург приедет президент или премьер и потребует прекратить все это безобразие, и народ опять власть полюбит. Как-то очень быстро они на это отреагировали. Я думаю, что ничего они строить не будут по одной простой причине: власть в Петербурге за последние 10 лет не смогла же ничего построить, кроме небольших уродцев. Глобальные же проекты все завалены — Мариинка, стадион Кирова снесли, там ничего нет, Новая Голландия...
   
   — Многие сторонники "Охта центра" как раз сравнивают этот проект с архитектурой нового, XXI века, проводя параллели с радикальными проектами Малевича и Лисицкого, которые в свое время также не принимались, но сегодня считаются классикой. Часто приводят в пример строительство в Петербурге Казанского собора или здания Зингера, которые тоже сначала принимали в штыки. Как вы реагируете на такие параллели?
   — Это все болтовня. Основные деятели культуры — Михаил Пиотровский и Владимир Гусев — они за не высказывались. А разные певцы, артисты и танцоры — Таня Буланова, Михаил Боярский — это все несерьезно. Дело в том, что такие сверхпроекты планируются в Москве. Всякая новая власть, идеология, пришедшая на смену предыдущей, хочет оставить за собой след. Христианство, пришедшее на место язычества, утвердило себя храмами и церквями, промышленная революция — Эйфелевой башней, глобальная экономика — башнями-близнецами в Нью-Йорке. Сырьевая экономика в лице Газпрома хочет себя таким вот примитивным фаллическим образом утвердить.
   
   Желание Газпрома как "компании номер один" России — это имиджевый проект, то есть должен быть заметен и виден всем. Он должен быть выше всех, переливаться огнями, в общем кошмар. Конечно, такую компанию незаметный проект не устроит. А этически один аргумент: Петербург прекрасен такой, какой он есть. "Мона Лиза" — прекрасная картина, но губки у нее бледные, можно, конечно, подрисовать ей губки покраснее, только тогда будет не Мона Лиза, а какая-то девка. Также и Петербург — он прекрасен и не надо его трогать.
   
   — Как бы вы предложили решить проблему несовпадения интересов петербуржцев и Газпрома? Может, какой-то компромисс? Ведь городу нужно развивать депрессивные районы, привлекать инвестиции.
   — Пускай развивают где-нибудь на окраинах. Если Газпром хочет развить депрессивную территорию, пускай он сделает Красногвардейский район районом рая, все отделает, открасит. Им не нужно ничего развивать — им нужно всех урыть, построить как можно больше, самоутвердиться и т. д. Это не имеет отношения ни к интересам города, ни к интересам России. Такие огромные деньги на это тратятся. У нас дети бездомные, у нас народ живет неизвестно как. Каким образом поможет населению эта башня? Это позор для государства в момент кризиса в нищей, вымирающей от пьянства России городить такие штуки. Позор и преступление.
   
   — Есть ли у вас предложения по альтернативным местам для строительства башни? Грызлов, например, предложил перенести небоскреб на намывные территории Васильевского острова, вместо маяка. Или на Ржевку.
   — На Ржевку может быть, но возле Финского залива будет еще хуже. Они будут как дамбу строить — это будет строиться 30 лет, когда России нужно решать другие проблемы: науку поднимать, свободу слова, здоровье нации — построили бы 2000 спортивных площадок для жителей и молодежи Петербурга и назвали бы "Проект Газпрома".
   
   — Насколько вы оцениваете вероятность того, что небоскреб построят?
   — Я не могу оценивать — как можно заранее оценивать преступление? Высчитывать, будет убийство или не будет? Надо сделать так, чтобы этой преступной ошибки не было.
   
   — Что, на ваш взгляд, должно произойти, чтобы вопрос строительства башни отпал окончательно?
   — Народ должен быть более активным. Мнения в основном известны, народ обменивается мнениями, сидя на кухне, люди должны выходить и высказываться на митингах. В Западной Европе, например, по выходным люди выходят на митинги, демонстрации. Необязательно они должны быть злобными какими-то. Человек выходит и демонстрирует свою позицию и отношение. Если ты его не демонстрируешь, тогда не на что обижаться. Нужно отрываться от кресла и выходить, и это прописано в Конституции. Жизнь наша станет лучше, если люди будут влиять на нее таким простым и очевидным способом.
   
   
   Беседовала Екатерина Смирнова



Материалы по теме
Нет новостей по теме.


© Газпром-Cити, 2006-2017